Вступление ·  Можно ли этому научить? ·  "Я не сижу над стихами..." ·  Музыка слов ·  Pазговор об образности ·  Контакт

© Автор: Любовь Сирота (Шизель)

РИФМА

Но разговор о рифме я почерпну из переписки с другим адресатом. Вернее, с другими — этих писем было много, отчасти они содержат повторения и перепевы, поэтому я их тоже подвергну некоторой произвольной обработке: что-то совмещу, что-то исключу, что-то попытаюсь слегка изменить.
Начну с письма одной знакомой поэтессы.

«…надоела до слез рифма традиционная. Но рифма есть рифма, почти священная корова». Л.

Я еще вернусь к своему ответу на это письмо. А начну с другого моего письма. Но прежде чем начать — несколько терминов, имеющих отношение к рифме. Только для того, чтобы по ходу письма было понятно, о чем идет речь.

1. КЛАУЗУЛА — конец стихотворной строки, начиная с последнего ударного слога. Если строка кончается ударным слогом, клаузула называется мужской:
Не на небе, на земЛЕ
Жил старик в одном сеЛЕ.
Если после ударного слога имеется один безударный — это женская клаузула:
Братья сеяли пшеНИцу
Да возили в град-стоЛИцу
Два безударных слога после последнего ударного — дактилическая клаузула:
Тучки небесные, вечные СТРАНники!
Степью лазурною, цепью жемЧУЖною
Мчитесь вы, будто как я же, изгНАНники…
С милого севера в сторону ЮЖную.
Три безударных слога после ударного — гипердактилическая клаузула (о примере такой рифмы пойдет речь в письме), четыре и больше — по некоторым авторам, супергипердактилическая.

Холод, тело тайно СКОвывающий,
Холод, душу очаРОвывающий...
От луны лучи проТЯгиваются,
К сердцу иглами приТРАгиваются. (В.Брюсов)

Естественно, это, мягко говоря, не слишком ходовая рифма. Если ее и используют поэты, то, скорее всего, для «демонстрации мастерства». Чтобы себя проверить (сумею ли?) и блеснуть умением.

2. СХЕМА (или СИСТЕМА) РИФМОВКИ — расположение рифмующихся строк по отношению друг к другу. Если рифмуются две соседние строки — это смежная рифмовка (тот же «Конек-Горбунок», к примеру, или большинство сказок Пушкина). Если через одну — перекрестная (самый частый вид расположения рифмующихся строк). Если первая строка четверостишия рифмуется с последней, а вторая с третьей — это опоясывающая, или охватная рифмовка. Обозначать схему рифмовки принято латинскими буквами (смежная — ААВВ, перекрестная — АВАВ, опоясываю-щая — АВВА). Существуют, разумеется, не только эти три схемы — я, например, очень люблю шестистишия с рифмовкой ААВССВ, а вообще-то их великое множество. Существуют так называемые «твердые формы стиха», в них определенная система рифмовки — непреложный закон, на я на этом сейчас фиксироваться не буду…

3. АЛЬТЕРНАЦИЯ (или АЛЬТЕРНАНС) — система чередования мужских и женских (дактилических и т.д.) рифм. Если об этом зайдет речь, я буду обозначать мужскую клаузулу буквой М, женскую — буквой Ж, дактилическую — Д, гипердактилическую — Г.

Ну вот, а теперь, после этого краткого ликбеза, перейду к письмам.

1.
...В твоих стихах — умных, искренних — я заметила одну особенность. Да что там — заметила! Эта особенность просто бросается в глаза. Ты пренебрежительно относишься к рифме. Мы с тобой это уже обсуждали, но, судя по твоим новым стихам, я тебя не убедила. Однако, ты уж прости, я повторюсь еще раз.
       Рифма — это созвучие. Тоже мне, хмыкнешь ты, открыла Америку. Но ты вслушайся в это слово. Со-звучие. Представь себе музыкальную пьесу, в которой каждая музыкальная фраза заканчивается малой секундой или большой септимой — самыми несозвучными, самыми неблагозвучными сочетаниями звуков. Не знаю, как тебе, а мне такая «музыка», собственно, и музыкой, скорее всего, не покажется.
       Да, безусловно, существуют стихи безрифменные: верлибр, белый стих, японские хайку, танка и т.д. Каждая из этих форм «держится» на чем-нибудь другом: на мысли, настроении, философской созерцательности и т.п. То есть рифма, чтобы стихи были стихами, как бы и не обязательна — получается так…
       Но тут большое НО.
Одно дело
преднамеренно писать именно безрифменные стихи. Если это сознательный выбор пожалуйста.
       Но тут надо, на мой взгляд, иметь в виду вот что: это очень трудно! То есть с виду
чего трудного? Даже рифмовать не надо!
       А вот как раз всё наоборот. Если рифмованные стихи, какими бы они ни были, уже озвучены, окрашены рифмой, то белым стихам и верлибрам приходится, если можно так выразиться, надеяться только на себя. На силу мысли, образности, эмоциональности — да на что угодно, что может придать им силу и талантливость и без рифмы. Лично я не решаюсь.
        А может быть, дело не в нерешительности, а в том, что мне нерифмованные стихи просто «не к душе», мне настолько дорога гармония традиционного российского силлабо-тонического стиха, что всё остальное для меня меркнет перед ним…
       Это, конечно, дело моего личного вкуса — да, я «традиционалист».
      Но ведь ты тоже пишешь «традиционные» рифмованные стихи. А раз изначально предполагается, что рифма в них присутствует, то она, на мой взгляд, не должна быть «абы какой»…


2.
…Недавно один юный начинающий стихотворец задал мне наивный с виду вопрос:

«А чем вообще отличается хорошая рифма от плохой? Главное же — чтобы окончания совпадали…»

И я вспомнила наш разговор. Помнишь, я обещала тебе свою доморощенную классификацию рифм?
Так вот, моя классификация в самом общем виде ничем не отличается по своей примитивности от этого вопроса. То есть все рифмы я делю (условно, разумеется) на хорошие и плохие.
На мой взгляд (или вкус) ХОРОШАЯ рифма бывает двух видов:
1) неожиданная, яркая, ослепляющая, «вкусная»!
и 2) такая, которую ВООБЩЕ как бы не замечаешь, настолько она безупречно вплетена в музыку стиха. Льется стих певуче, «складно», за душу берет, а уж какие там рифмы — и вопроса не возникает… Вариантов такой «обыкновенной» рифмы — много. Даже банальная, избитая рифма (о которой мы еще поговорим) иногда тоже может засверкать или «проглотиться» как должное.
Про «вкусные» рифмы с удовольствием поговорю отдельно. Я их очень люблю. На вступительном экзамене я писала сочинение на тему «Традиции и новаторство в поэтике Маяковского» и, конечно же, упомянула о «маяковских» рифмах:

И вновь император
стоит без скипетра.
Змей.
Унынье у лошади на морде…
И никто не поймет тоски Петра –
Узника,
закованного в собственном городе.
Здесь сразу две удивительные рифмы: составная (скипетра — тоски Петра) и неравносложная (морде — городе). У Маяковского таких изобретений множество.
Но еще сильнее поразила меня в юности рифма Пастернака:
Луг дружил с замашкой
Фауста, что ли, Гамлета ли,
Обегал ромашкой,
Стебли по ногам летали.
Эта рифма замечательна еще и тем, что у нее сложная, гипердактилическая клаузула (несмотря на то, что в слове «летали» вроде бы и есть ударение, но здесь всё слово находится в роли послеударного «рифменного хвоста»).

Или у Митяева:
Где-то
На затерянном острове,
Где лето
Прячет мокрых стрекоз в траве…
Мой 15-летний сын, который в общем-то стихов пока почти не пишет, тоже часто обращает на это внимание и восклицает: «Какая отличная рифма!» — сказывается увлечение Михаилом Щербаковым, виртуозом стихосложения, у которого «вкусных» рифм — несметное множество: в костре зола — отрезало, каплуна — как луна, нестесним — вместе с ним, марли — не кошмар ли, номер два — но мертва… И так далее.
Но тут я тебя тоже хочу предостеречь: стихотворение, чрезмерно насыщенное, перегруженное такими рифмами — это тоже не есть хорошо… Ловкая версификация иногда оборачивается против мастера. Такие стихи производят впечатление трюкачества, великолепно выполненной безделушки.
На моем любимом сайте был как-то не очень серьезный конкурс стихов, содержащих составные рифмы. Вот мой стишок под названием «Возвращение с банкета»:

Выход. Дверь. Стена ресторанная.
Огибаю столбы с трудом.
Голова болит, как сто ран, но я
Отыскал-таки быстро дом.

Захожу. На доски полов ничком
Пал; сварливо ору: «Жена!!!»
И выходит жена — половничком
И метлой вооружена...

А вот еще:
Когда накатит приступ лени, я
Готов дойти до исступления.
Тогда уж волю я себе даю:
Лишь сплю да изредка обедаю.
Спокойно совесть спит в груди моя,
Поскольку лень — непобедимая!

Разумеется, на «звание» художественного произведения ни один, ни другой опус не претендуют. Это шутки, трюки, демонстрация владения версификационной техникой…

А о втором виде хороших рифм как-то и сказать вроде нечего. Они должны быть совершенно естественными, органичными, сливаться с тканью стиха, входить в нее, как живая часть. Для этого, казалось бы, не слишком много надо: были бы стихи хороши сами по себе. Тогда вопрос об «устройстве» рифмы не возникает вовсе. Главное, чтобы она не была ПЛОХОЙ.
А про плохие рифмы поговорим в следующем письме, хорошо?

3.
Привет! Ну что, пора поговорить про плохие рифмы?
Пожалуй, я слишком увлеклась разговором о хороших рифмах, а ведь про плохие-то — актуальнее. Для стихотворца, ищущего рифму, найди нечто блестящее — это задача как минимум номер два. А задача номер один — не допустить в свои стихи плохих рифм. Плохих рифм, ты уж прости, у тебя не то чтобы много, но и не мало… А это жаль. А по большому счету — стыдно.
Ты спрашиваешь, не слишком ли субъективно моё мнение: плохая рифма, хорошая рифма… Есть ли критерий «хорошести» и «плохости»?
Конечно, доля субъективности всегда есть. Это же все-таки не точная наука. Не та алгебра, которой я собираюсь проверять гармонию. Разумеется, мой личный вкус в оценке присутствует. То, что я не люблю, другой может вполне одобрять (если вспомню, поясню по ходу разговора, что я имею в виду).
Но все-таки критерии есть. Если понятия «хорошая» — «плохая» выглядят слишком абстрактно или слишком примитивно, то плохие рифмы можно более или менее наукообразно классифицировать.

1) Бедные рифмы, которые еле держатся на одних только окончаниях. «Сама-была», «весной-порой», «идя-тебя». Бедность этих рифм объясняется несовпадением, несозвучностью согласных, стоящих перед ударным гласным звуком. Например, «сама-была» — плохо, «сама-кума» или «тепла-была» — нормально.

2) Рифмы грамматические, составленные из одинаковых частей речи в одном и том же числе, падеже и т.д., то есть «держащиеся» на одинаковых суффиксах и окончаниях. «Дождинки-снежинки», «забвение-волнение», «маленький-старенький», «ребенок-мышонок». Особо «прославлены» в этой категории пресловутые глагольные рифмы. «Пришел-увел-расколол», «звать-понять-упрекать». Вообще хочу тебе сказать: практически всегда более «добротно выглядят» рифмы, составленные из разных частей речи, чем рифмы «существительное-существительное», «прилагательное-прилага-тельное», «глагол-глагол». (Тут хочу оговориться: эти рифмы широко употребимы, и впадать в другую крайность, то есть категорически, любой ценой избавляться от глагольных и прочих грамматических рифм я тоже не советую. Это тоже формализм. Употребляй их на здоровье. Но помни о нескольких моментах.
Во-первых, не стоит ими злоупотреблять. Они имеют право быть, но не в таком количестве, чтобы это обращало на себя внимание.
Во-вторых, они должны быть полнозвучными: например, «знать-изгнать» куда лучше, чем «знать-поймать», и «снежинка-пружинка» лучше, чем «снежинка-паутинка».
В-третьих, они должны быть настолько уместны, чтобы никому и в голову не пришло, что тут возможно какое-то другое слово! То есть сам контекст должен чего-то стоить…)
Но чего уж совершенно, на мой взгляд, нельзя делать — это рифмовать однокоренные слова: зашел-подошел, свет-рассвет. (У поэтов это называется рифмами типа «кеды-полукеды».)
Впрочем, некоторые однокоренные слова в процессе речевой эволюции так далеко разошлись, что уже и не кажутся роднёй (например, состав и устав; а состав и сустав — это, если разобраться, вообще одно и то же, но кто об этом помнит?). Такие слова рифмуй без страха: если кто и придерется, то только самый дотошный буквоед.

3) Банальные, избитые рифмы. Чтобы чувствовать, что рифма, которую ты собираешься использовать, банальна, надо, я думаю, иметь определенный опыт чтения стихов. У тебя эти рифмы тоже встречаются: «даль-печаль», «душа-хороша». Список таких рифм огромен, но «в лидерах» несколько пар (а то и троек, четверок и т.д.)
Кровь-любовь-вновь.
Розы-морозы-грозы-грёзы-слёзы-берёзы.
Глаза-слеза-бирюза.
Дороги-тревоги.
Одежда-надежда.
Время-бремя.
Сердце-дверца.
Солнце-оконце.
Небо-хлеба.
Небо-мне бы-не был-небыль.
Землю-внемлю.
Цветы-листы-кусты.
И так далее, и тому подобное…
Это в основном звучные, богатые рифмы. Но именно это их и «сгубило». Всё банальное было когда-то новым и свежим. И очень нравилось…
Вообще-то у мастера и банальная рифма может заиграть. По крайней мере, когда она использована умело, мы её банальность не заметим и «скушаем за милую душу».

4) А вот теперь — о том типе рифм, которые лично я не люблю, но знаю, что другие к ним относятся вполне лояльно. Это усеченные рифмы. То есть такие, в которых одно слово заканчивается на согласный, а другое на гласный звук. Иными словами, рифмуется закрытый и открытый слог. «Пальто-винтом», «седло-предлог» и так далее.


Но тут я сама себя останавливаю и перехожу к другому письму, в котором об усеченной рифме я писала более подробно.

4.
…По поводу усеченных рифм. Конечно, в какой-то степени это мой личный вкус. Я считаю усеченные рифмы «второсортными», как бы «недорифмами». Вернее, не считаю, а воспринимаю на слух. Они мне «царапают ухо» и часто вызывают подозрение, что автор не стал напрягаться в поисках более точной рифмы. Для меня пристрастие поэта к усеченным рифмам — косвенное свидетельство его непрофессиональности.
НО! Это не догма.
В «Учебнике стихосложения» Тима Скоренко (я дам вам ссылку, почитайте на досуге) я с удивлением прочитала, что он считает усеченную рифму благозвучной и «уютной». Хоть убейте — я никак не могу внутренне с этим согласиться. Так что и мой вкус — не догма, и взгляд Скоренко — не догма… Он, кстати, пишет интересные стихи, но они «не мои», они мне нравятся, но не проникают в душу.
Но я отвлеклась. Продолжаю об усеченной рифме. Иногда она бывает органичной, незаметной, естественно вплетается в музыку стиха и не «торчит» из строчки. Против таких рифм я, конечно, ничего не имею. Более того: порой и сама «не гнушаюсь», использую. Правда, редко.
Но чтобы усеченная рифма не царапала слух (еще раз подчеркиваю: лично МОЙ слух), как правило, должны быть два условия. А может, даже три. А то и больше.

1. Такая рифма не должна стоять на УДАРНОМ месте — в конце строфы, где она заметнее. То есть, например, в обычных четверостишиях с перекрестной рифмовкой я эти рифмы «проглатываю» охотнее в нечётных строчках, чем в четных.

2. «Усеченность» более заметна в рифмах с мужскими клаузулами (когда ударение падает на последний слог), менее — с женскими (с ударением на предпоследнем слоге) и дактилическими (ударение на третьем от конца слоге).
Например: Тепло-оплот — на мой вкус, плохо. Теплее-белеет — лучше. Белое-делает — еще лучше.
Кстати, вашу рифму «лейтмотивом-красиво» я «скушала» за милую душу и не подавилась, даже не заметила ее усеченности — именно потому, что она 1) в середине строфы и 2) с женской клаузулой.

3. Чем богаче, звучнее часть рифмы «до усечения», тем ближе рифма к «полноценной». Например, рифмы «колется-по околицам» или «резная-не знаем» почти не кажутся усеченными, т.к. это БОГАТЫЕ рифмы. Бывают рифмы такие яркие, свежие, что их усеченность просто не замечаешь, или легко «прощаешь» им это. Например, «не в море дело-поределом».
Ну, еще много всяких частностей: например, одни «лишние» согласные сильнее царапают слух, другие меньше. Иногда это зависит и от гласной… И т.д.
Но всё, что я вам пишу — это уже, если можно так сказать, «ретроспективный анализ». Когда я читаю или пишу стихи, я, конечно, над всем этим не задумываюсь, все это воспринимается на уровне слуха, души, интуиции. Одни рифмы проходят «как по маслу», на других слух спотыкается.
 

  © Автор: Любовь Сирота (Шизель)
Логово нонсенса  ·   Нонсенский толковательный словарь  ·   Аренда квартир в Нюрберге  ·   Услуги переводчика немецкий/итальянский  ·   По следам Хельмута Ньютона